Отправьте нам свой пресс-релиз или заявку на мероприятие

Если вы хотите заказать проведение семинара, мастер класса, конференции, заполните заявку и мы сразу с вами свяжемся, что бы обсудить детали. Мы опубликуем ваш пресс-релиз если он будет интересен нашей аудитории.
  • Только для связи

Олег Червинский: «Я рад работе людей, которые еще сохраняют верность журналистике»

В серии бесед с профессиональными журналистами, который проводит Казахстанский Пресс-клуб в преддверии празднования своего дня рождения, принял участие Олег Червинский, издатель и главный редактор журнала «Петролеум» 

О Медиа Курултае

Конечно, я хожу на Курултаи! Вот на последний, правда, меня не пригласили. Не может быть? Ну, возможно, я в отъезде был (смеется). Я часто сейчас в поездках. Несколько лет назад я даже выступал на Курултае. Асель Караулова сделала хитрый ход и посадила на одной площадке меня и вице-министра информации, который распределяет госзаказ. Он говорил, какое это благо для газет. А я – человек, который в «Казправде» полтора года на этом госзаказе сидел, вот Асель и попросила меня высказаться. Я готов повторить и сейчас, что госзаказ – это, в принципе, неплохо, потому что каждое государство имеет право продвигать свою политику через СМИ. Но механизмы распределения этого госзаказа в нашей стране приносят большое зло вместо добра. В прошлом году тендер проходил чуть ли не в июне, если не ошибаюсь, в этом он, кажется, и до сих пор не объявлен. Представьте, весь год СМИ должны любить родину бесплатно, а под конец им скинут эти гигантские суммы, и они начнут писать для галочки. Эффективности – ноль, а развращает еще как. Там успех, где есть конкуренция, а если некоторые СМИ поставлены в такие тепличные условия, о каком повышении уровня можно говорить?

Мне вообще непонятно зачем в нашей стране с 16-миллионным населением такое количество государственных и квазигосударственных СМИ. Может, имеет смысл делать одну газету, но такую, чтобы она была действительно качественным проводником государственной политики?

Я был в отпуске в Болгарии, лежал на пляже и отмечал: у многих отдыхающих местных жителей в руках газеты. Потом одна попала мне в руки. Роскошная желтая газета! На каждой странице любовницы министров, коррупция, скандалы и т.п. У нас говорят: желтое не пойдет. Ок. Но почему у нас нет деловой газеты уровня российского «Коммерсанта», например? Не хватает людей? Хватает, я считаю. «Курсив» вот к этому идет, хорошо, если у них все получится. У нас многого нет. Нет, например, газеты для алматинцев, я бы с удовольствием читал о том, что происходит в городе. Людям ведь интересно читать о том, что творится вокруг, что может отразиться на их жизни.

О современной журналистике

Я думаю, журналистика стала немного другой. Те молодые люди, которые приходят сейчас в эту профессию, это люди другой генерации, увы, они считают, что можно работать легче, «Ctrl C» плюс «Ctrl V» – и готово.  А читатель, напротив, стал более требовательным, и поэтому тот уровень, который сегодня мы видим в большинстве СМИ, мало кого устраивает. Здесь я сужу совершенно с позиции читателя. Работая, например, в «Казправде» или «Новом поколении», я выписывал практически все газеты, мне каждое утро приносили солидную стопку прессы, особенно по пятницам, когда выходит большинство еженедельников. И я много читал, чтобы понять, что происходит в стране, как и о чем пишут мои коллеги, а что, может, мы в редакции упустили. А сейчас я сажусь в самолет Алматы-Астана, набираю пачку газет, и мне их не хватает, чтобы заполнить эти час двадцать – одни и те же темы, те же спикеры и комментарии, а порой одни и те же фразы из официальных пресс-релизов. И по утрам я больше не тороплюсь в киоск за газетами. Сейчас я раза три в день захожу в Фейсбук, где я себе скомпоновал ленту из друзей, мнение и оценки которых для меня интересны, и ее мне хватает, чтобы я составил информационную картину дня.

Вспоминаю работу в «Деловой неделе» 1994-1996 годов, у нас в редакции тогда был собран «звездный состав»: Тулеген Аскаров, Сергей Волков, Михаил Устюгов, Махамбет Ауэзов и другие. Никому из них и в голову бы не пришло переписать пресс-релиз и поставить под таким «материалом» свою фамилию – это же дело чести. Поэтому и публикации тогда выходили соответствующие: экономические обзоры, аналитика, какие-то расследования. Старались мы при этом, скажем так, не за самые огромные деньги. Мы же помним, какое тогда было время – люди стремились делать то, что не стыдно показать. Я абсолютно точно тогда как главный редактор знал, что некоторые наши публикации читал премьер-министр, вице-премьеры, министры, и была обратная связь. В раннее «Новое поколение» образца конца 90-х, как отклики на наши публикации, приходили официальные письма за подписью вице-премьера и министров, поэтому это была живая пресса. Если министр был не согласен с нашей точкой зрения, он присылал нам письмо, мы его публиковали и продолжали дискуссию. Сейчас разве можно что-то подобное представить?

Я сам задаю себе этот вопрос: что первично – понижение планки журналистского мастерства или требовательность читателя? Честно говоря, ответа у меня нет. Мне кажется, что это такие процессы взаимозависимые, чем более похожими становятся друг на друга публикации и издания, тем меньше остается читателей, а, соответственно, если падают тиражи, теряется смысл напрягаться и делать какой-то качественный продукт. Не знаю, может быть, в этом виновата глобализация в том числе.

С появлением соцсетей многие редакции перестали заморачиваться. Утром вижу в ленте фейсбука комментарий Айдана Карибжанова, а днем нахожу его в 5 изданиях. Читаю Кленчина – к вечеру и он в десяти. Я считаю, это непрофессионально, потому что журналист сам должен находить комментаторов и давать эксклюзив. Сейчас есть такие СМИ, которые на 80% состоят из постов фейсбука. Зачем мне такое СМИ? У нормального финансового аналитика должен быть телефон Карибжанова или других экспертов, которым он может позвонить при необходимости и попросить коротко прокомментировать ту или иную ситуацию. Если журналист не может этого сделать, а может только копипастить, то какой он журналист? Серфить ленту фейсбука – много ума не надо.

Но я хочу и вступиться за журналистов. Качество подачи информации во многом падает, потому что падает качество самих ньюсмейкеров и всей информационной картины дня. Перестановки в правительстве сегодня могут правильно прокомментировать три-четыре политолога, что-то случилось с экономикой – снова дать оценку могут два-три человека, не больше. На наши шестнадцать миллионов граждан у нас достаточно скучная политическая жизнь, скучные парламентские процессы и, по сути, интересный, оригинальный, читабельный, смотрибельный контент не из чего формировать. О чем рассказывать? Что утром депутаты собрались, проголосовали за очередные направленные им из правительства законопроекты и разошлись? Должны быть какие-то яркие информационные поводы, должны быть яркие персоны, ньюсмейкеры, спикеры, комментаторы. А их столь мало, что информационный голод просто нечем утолять.

Журналистика сильно меняется, становится конвергентной, и это плюс. Появляются СМИ, которые не зацикливаются на форматах, в одном месте можно почитать что-то, посмотреть видео, послушать аудио и т.д.

Журналисты моего поколения сейчас или где-то в другой сфере, или в кабинетах, или рядом с журналистикой. Поэтому я рад работе людей, которые еще сохраняют верность своей профессии, в заданных им условиях. Может, не всегда получается работать, как хочется, но люди продолжают. Мне очень нравится, что делает команда Ratel, кстати, Марат Асипов недавно предложил мне писать на Ratel на нефтегазовую тематику раз в 2 недели, несколько колонок «на злобу дня» я уже написал. Нравится сегодняшний «Курсив», с удовольствием читаю сайт Вадима Борейко forbes.kz. Если такие люди еще работают, есть надежда, что они готовят профессиональную смену, а значит, есть надежда, что с профессией все еще будет хорошо.

IMG_1324

О профессиональном стаже

После «Нового поколения» я в течение года с небольшим возглавлял телекомпанию «Шахар», но это не совсем мой профиль, я сам удивляюсь, как меня судьба занесла на музыкальный канал. Просто у этих двух проектов один собственник, и я в той ситуации понадобился как кризис-менеджер.

Все три издания, в которых я работал большую часть времени, были достаточно разноплановые, и интересные по-своему, в каждом проекте мне пришлось чему-то учиться заново (прим.: «Деловая неделя», «Новое поколение» и «Казахстанская правда»).

В газете «Деловая неделя» я оказался по воле случая, мне тогда было 26 лет. С одной стороны, это был вызов, но с другой – в 26 лет море по колено, ты ничего не боишься, на все готов. Мы все там такие собрались, и эта газета очень соответствовала времени. Мы позиционировали себя как экономическое издание и сами себе задрали планку «по самое не хочу», пытались сделать «Коммерсант» по-казахстански.

В общественно-политической газете «Новое поколение» была другая ниша, совершенно другой стиль подачи материала, и иные информационные источники. Но я считаю, что это тоже был успешный проект, и очень большая школа для меня. Я работал там с 1998 по 2003-й, потом вернулся в период с 2006 по 2011. Полностью из медиахолдинга, куда входили «Шахар» и «НП», я ушел осенью 2012 года и целиком переключился на «Петролеум», которым занимался с 2000 года.

Нефтянка – это то, что мне на самом деле интересно, я начинал писать о ней еще в 1994 году, когда был фрилансером в американском нефтегазовом издании. Газета – это процесс, в который ты погружен с утра до ночи, от номера до номера, и это определенное напряжение. С «Петролеумом» я решил взять своего рода тайм-аут и поработать более спокойно.

О журнале «Петролеум»

«Петролеум» – это не информационный проект, призванный покрывать оперативную потребность в нефтяной информации, это аналитическое издание. У меня нет никаких спонсорских денег, это стопроцентно коммерческий самоокупаемый проект, и я этого не скрываю. В первую очередь продается реклама – это 75% доходов, и только 25% приходит через подписку. Значит, моя задача как главного редактора – наполнить журнал таким контентом, чтобы в него пошел рекламодатель, чтобы статьи были эксклюзивными, интересными.

Около 20% подписчиков, судя по обратной связи, выписывают «Петролеум» не ради беллетристики, а только ради сухих цифр и статистки, здесь ничего придумывать не нужно, нужно просто систематизировать и выдавать эту специфическую информацию. Но есть довольно значительная часть аудитории, которая любит читать лайфстори, стараемся давать и такие материалы – об историях роста, развития, конфликтах и пр. Делаем обзор законодательства раз в год, публикуем материалы по геологии, юриспруденции и т.д.  – стараемся делать разноплановый журнал. Раз в год обязательно делаем политический обзор года, который заказываем Досыму Сатпаеву. Да, да, не улыбайтесь – ему, это как раз к вопросу о количестве аналитиков в стране. В свое оправдание скажу, что с Досымом я сотрудничаю уже лет 15, он начинал писать для меня в «Новое поколение» еще студентом, так что я с чистой совестью забрал его в «Петролеум».

По подписке 6 номеров журнала стоят 160 долларов в год. Конечно, в киоске журнал по цене порядка 30 долларов за штуку не продашь. Но если люди платят 30 долларов за один журнал, я думаю, что хорошо делаю свою работу.

Общественная работа

Весной 2012 года я занялся общественной деятельностью в Польском центре культуры. Я сам этнический поляк, мои дедушки и бабушки в 1936 году были депортированы с приграничных областей Украины после упразднения там польского автономного района. Последние лет 10 казахстанцы польского происхождения, которые были связаны с Польским культурным центром, не раз выходили на меня с предложениями, а то и стыдили, мол, поляк, и не хочешь развивать родную культуру. Но работая в «НП» или «Казправде», брать на себя общественную нагрузку было нереально, только теперь у меня появилось для этого время.

Мы запустили журнал «Алматинский курьер полонийный» на польском и русском языках, освещающий жизнь польской диаспоры в Казахстане. Стараемся делать его профессионально, и, судя по отзывам, в том числе и из Польши, вроде бы получается. В прошлом году на координационном совете Союза поляков Казахстана обсуждали возможность сделать этот журнал общеказахстанским изданием, и мы сейчас работаем в этом направлении, но все упирается в финансы, сейчас денег нам хватает только на тысячу экземпляров.

Журнал охватывает больше южный регион – это Алматы, Тараз, Шымкент и немножко Усть-Каменогорск. Журнал уходит нарасхват, особенно в регионах. Это мы тут в Алматы активно пользуемся интернетом, а стоит отъехать километров сорок от Алматы, там есть чисто польские села – Жанашар, Нура, Бельбулак, в них до семидесяти процентов местного населения – потомки репрессированных, для них наш журнал бесценен. Приятно слышать, как люди ценят и ждут каждый номер, и очень почетно, когда его запрашивает Национальная публичная библиотека Варшавы.

В «Алматинском курьере полонийном» регулярно выходят материалы по польской культуре, уроки польского языка, рецепты польской кухни и др. Процентов шестьдесят материалов идут на русском, сорок – на польском. Но я хочу отметить самый важный проект, который ведет журнал: так называемые «Семейные истории» – это воспоминания самих польских переселенцев, их потомков о том, как их семья вписывалась в историю Казахстана, как в свое время помогали выживать местные жители. У меня есть идея издать в будущем эти воспоминания отдельной книгой на русском и польском языках. Недавно я был в Польше, разговаривал там с представителями некоторых общественных фондов, и они даже выразили готовность помочь с финансированием.

О планах издать книгу

Когда я уходил в 2005 году из «Казправды», на слуху была книга Трегубовой «Записки кремлевского диггера», и меня подначивали друзья на «Записки акординского диггера» (смеется). Но я если соберусь писать, то, конечно, на тему казахстанской нефти, здесь я накопил уже большой багаж знаний, надо лишь заставить себя сесть и написать. Это будет своего рода летопись, авторский взгляд на ключевые события отрасли. В истории нашей нефтяной отрасли есть несколько проектов, которые тянут на сюжет детективного или авантюрного романа. Они просто не выносятся на поверхность, потому что нефть, как и деньги, любит тишину. Иногда руки чешутся начать, но я себя останавливаю – еще не время. Еще живы герои этих историй (смеется).

К 20-летию Казахстанского Пресс-клуба

Я от всей души хочу поздравить наших коллег из Казахстанского Пресс-клуба с их юбилеем! Зародившись 20 лет назад в небольшой комнатке в Академии наук, сегодня Пресс-клуб превратился в настоящий дом для журналистов, куда они всегда могут прийти, где они могут встретиться с интересными людьми, могут пройти тренинги или просто пообщаться друг с другом. И мне вдвойне приятно поздравлять, потому что я лично знаю отцов-основателей, мы вместе учились на факультете журналистики КазГУ в свое время, мы вместе вступали в профессиональную деятельность. Я очень рад, что мои друзья, однокурсники и коллеги добились таких больших успехов и смело вступили в 21 век. Дай Бог, чтобы Пресс-клуб гремел и в 22 веке!

 

02.10.2014

Похожие публикации