Отправьте нам свой пресс-релиз или заявку на мероприятие

Если вы хотите заказать проведение семинара, мастер класса, конференции, заполните заявку и мы сразу с вами свяжемся, что бы обсудить детали. Мы опубликуем ваш пресс-релиз если он будет интересен нашей аудитории.
  • Только для связи

Как писать о современном искусстве

В рамках фестиваля ArtBat московский искусствовед и журналист Анна Толстова провела для алматинских коллег мастер-класс «Как писать о современном искусстве». Мы задали ей несколько дополнительных вопросов по этой теме, надеемся, ответы будут вам интересны и полезны в работе.

IMG_0147

Анна, в своем мастер-классе вы дали совет журналистам: когда пишешь материал, нужно писать его для широкой аудитории. Не противоречит ли это все более актуальному в мультимедийном мире принципу, что лучше фокусироваться на узкой группе читателей, четко представлять того, кому ты адресуешь свой текст?

Возможно, я не совсем четко выразилась. Когда я говорила о рукописном журнале, который Дидро делал в количестве 15 экземпляров, я говорила, что он был адресован не тем 15 людям, кто был подписчиками, а гораздо более широкой аудитории. Конечно, не нужно обращаться ко всему народу Казахстана, но нужно иметь в виду, что на выставку, которой вы посвятите свой материал, всегда может зайти новый человек – возможно, ему понравится произведение, он наберет имя автора в поисковике и прочтет: «За последние 3 месяца художник значительно вырос, все мы помним его предыдущую работу…» И т.д. Что этот человек почувствует? Что это не для него, это для «своих», и уйдет, так ничего и не узнав. В тексте все должно быть предельно четко и понятно, специфическая информация должна быть дозирована. Кто-то может не знать слово «инсталляция», но без него никак, и его значение можно легко найти. А искать сложные сведения он не будет, поэтому уже здесь и сейчас должно быть все понятно о том событии, о котором вы пишите.

Согласитесь ли вы с тем, что писать о современном искусстве сложнее, чем о каком-либо другом? Нужно ли при формулировках искать очень четкие ответы? Или журналист может позволить себе интерпретацию?

Безусловно, может. Искусство такая вещь, в которой точных ответов вообще не существует. И даже художник не всегда даст точный ответ о том, чего добивался. Он ответит, конечно, но это будет только один из его взглядов. Искусство таково, что его предметы перестают принадлежать его автору. Особенно современное. Произведения принадлежат публике, истории. Я не считаю, что сложнее писать о современном искусстве, вот писать о классическом – гораздо более трудное дело. Не потому что нужны глубокие знания, а они, безусловно, нужны. Скажем, о Леонардо да Винчи написано столько, что вы просто не сможете сказать о нем что-то оригинальное, и новые интерпретации классического искусства рождаются крайне редко. А современное искусство – оно все ваше, вы вправе интерпретировать его так или иначе. Художник вправе на вас обижаться, вся история критики – это история обид и разрывов. И здесь я настаиваю на общении журналистов с художниками и кураторами – при интерпретации нужна какая-то точка отсчета, важны слова автора произведения.

Что вы посоветуете казахстанскому журналисту, начинающему писать о современном искусстве, учитывая, что оно для нас ново, мало авторов, мало художников?

И разговор о современном искусстве, и искусстве 20 века сводятся к следующему: журналист огляделся вокруг и увидел, что искусство – это не только то, что в европейских музеях, но и то, что рядом – оно творится, пусть и непрофессиональными, но художниками, даже дети рисуют, и их рисунки интересны. Есть много не допущенных в музеи форм выражения творчества. Я думаю, что для начала можно взять урок у художника и посмотреть на мир другими глазами – «что я вижу?». Искусство – способ раскрепощения человека, оно нужно, чтобы снять с человека галстук и костюм, чтобы он почувствовал жизнь. Важно допустить, что можно сказать глупость, можно – поэтическую глупость. Что такое вообще поэзия – собрание поэтических глупостей, но мы их ценим и любим. Нужно отпустить стереотипы, забыть про статусы и каноны образования. Любой писатель в искусстве – это еще и читатель: сегодня выходит множество книг, нужно их читать. Есть также масса хороших сайтов. Википедия ведь не единственный источник знаний. Например, советую сайт галереи «Тейт». У них фантастические образовательные программы! Года 2 назад у них был такой интерактивный проект – про утраченное искусство. Каждую неделю они давали информацию про какое-то уничтоженное, погибшее произведение искусства и за год накопили целую галерею, которую через год тоже торжественно уничтожили – удалили с сайта. Увы, на русском языке сложнее найти интересную информацию, но можно.

Считаете ли вы современным искусством акты гражданских протестов?

Искусство – такая расширяющаяся вселенная, оно все время в себя что-то вбирает и это уже  факт. Если кубисты привели в классический музей то, что раньше выставлялось только в музеях этнографии, то сейчас в искусство входит все больше каких-то сфер, которые раньше были недопустимы. Перформансы, видео, инсталляции из текста. /Изобразительное/ искусство пошло навстречу литературе, театру, поэзии, кино, раньше это считалось недопустимым. Есть масса художественных проектов, которые подаются под видом музейной педагогики, но это искусство, оно адресовано, например, детям, которые так могут приобщиться к нему. Конечно, искусство сильно политизировано, и проводить границы сложно. Очень часто политические активисты используют формы искусства, например, перформансы, но для меня как для искусствоведа самым важным критерием остается художественный образ. Например, акция Pussy Riot в храме – это яркий художественный образ. Его можно разбирать, даже используя классические методы, например, здесь есть яркий контраст золота в храме и этих ярких кислотных красок, несоответствие канона чтения молитвы, обращенной к алтарю, и прочтенной с алтаря. Интернет, который дает миллионные просмотры, ярко показывает, что этот образ – удачный в художественном смысле.

Чтобы лучше понять вас, спрошу точнее: вы лично называете художником человека, скажем, прибивающего свою мошонку к мостовой?

Да, я думаю, что Петр Павленский, безусловно, художник, и хотя эта акция имеет четкий политический посыл, но мы видим в этой позе и в том, что он делает множество отсылок. Например, когда он в психиатрической лечебнице рассекает себе ухо – не надо быть экспертом, чтобы вспомнить Ван Гога. Общество всегда считает художника душевно больным, и любые проявления искусства склонны трактовать как психические девиации.

Петр жег шины перед храмом Спаса-на-Крови, повторяя акции Майдана. За это его будут строго судить, дело опасное, но это взгляд художника. Он видит фрагмент и чувствует, что это фрагмент эффектный, наполненный глубоким смыслом. Он переносит эти шины на место перед храмом, который построен на месте смертельного ранения императора Александра II. Это не просто храм, это символ революционного движения. Мы знаем, что в России сейчас ортодоксальная православная реакция, церковь пытается слиться с государством, что опасно, потому что Россия – многонациональная страна. Эти горящие шины не приносят вреда, это чисто взгляд художника.

Но это совершенно особая, провокационная деятельность, приводящая к определенным последствиям.

— Да, конечно, рождаются дискуссии, но дискуссии – это хорошо. Это только в России «парламент – не место для дискуссий» (прим., цитата бывшего председателя Госдумы Бориса Грызлова), а в мире как раз наоборот.

Вы впервые приехали на «АртБатФест»? Можете оценить фестиваль этого года?

Да, я первый раз здесь, была на открытии, но это единственное, что я видела. Я слышала очень хороший концерт австрийской группы, видела замечательную инсталляцию японского художника. Увидела вчера перформанс Оли Кройтор. Я видела его прежде в закрытых помещениях, но когда подобное происходит в общественном месте, вы видите на вокзале этот столб и художника на нем – это воспринимается иначе. Начало было очень хорошим, но давать оценки я пока не рискну. Я буду писать об этом фестивале.

Тогда будем следить за вашими публикациями, спасибо за интервью и мастер-класс.

 

Беседовала Юлиана Алексеенко.   

Похожие публикации