Отправьте нам свой пресс-релиз или заявку на мероприятие

Если вы хотите заказать проведение семинара, мастер класса, конференции, заполните заявку и мы сразу с вами свяжемся, что бы обсудить детали. Мы опубликуем ваш пресс-релиз если он будет интересен нашей аудитории.
  • Только для связи

Пресс-Кухня


Алматинские журналисты собрались вместе в новом проекте «Пресс-Кухня», где планируют обсуждать проблемы в журналистской деятельности и в нашем гражданском обществе. Первая встреча на тему «25 лет в журналистской профессии» прошла в теплом кругу служителей пера. Пришли, увы, не все из приглашенных, особенно не хватало радийщиков, но все равно вспомнили многое и помечтали, как будет дальше.

Вспоминая о прошлом, участники встречи рассказывали самое яркое, самое смешное и самое грустное. «Мы журналистов приглашали тогда на пресс-конференции только тех, кто был в теме и мог написать и снять, – рассказал первый пресс-секретарь правительства Амиржан Косанов. – Не было любимчиков, не было пула. Я дружил со многими журналистами, и они часто обижались, когда я не приглашал их в поездки, но я объяснял, что это работа. Раньше и журфак был единственный, элитный, престижный,  в который трудно было попасть. А  сейчас развелось много журфаков, в каждой области они есть. Я спрашиваю, кто декан, а он никому не известен, тогда значит это не журфак».

«Я делал репортаж из лепрозория, никто из операторов не хотел со мной ехать, и только Мухтар Ержанов согласился, потому что мы обработали спиртом не только себя изнури, но и снаружи, еще и камеру обтерли, – вспомнил журналист и телеведущий Сергей Пономарев. – Сейчас сложно поверить, но ведь оптовый базар был в подвале нашего телецентра на площади Республики, где сейчас все телеканалы и радиостанции. Коммерсанты поднимались к нам и заказывали ролики своей водки и сигарет. Первые кабельные телеканалы могли вещать по всей стране, мало того, сначала они были платными, продавались специальные приставки  и люди платили. А за какой бы телеканал зрители готовы были платить сейчас?»

«Представляете, врачи из института им. Сызганова в знак протеста против своего руководства бастовали на старой площади и устроили там голодовку, – рассказал журналист Андрей Зубов. – Поставили юрты и бастовали, а мы это снимали. И никому не приходило в голову разгонять их. Для меня сейчас это дикость. Рейтинги мерили обычным обзвоном вручную, смотрели, кто конкретно в данное время смотрит телеканал, так вот тогда в начале 90-х выяснилось, что 68 процентов населения смотрели КТК. Перемены начались в пресс-службах, когда туда пришли менеджеры – люди, далекие от журналистской профессии».

«Мы писали «хрипушки» по телефонам-факсам, включали на громкую связь и писали, и никому из министров не приходило в голову, усомниться, кто мы и зачем ему звоним», – рассказала журналист Мира Халина.

«А мне в парламенте один министр дал свой сотовый телефон, я записала этот длинный набор цифр и приехала в редакцию, – вспомнила журналист София Мустафаева. – Но уже в редакции стало ясно, что никто из нас не знает, как звонить по такому номеру, все знали, что нужна восьмерка, но дальше ничего не получалось. С трудом у кого-то допытались и дозвонились впервые по сотовому телефону».

Лариса Черненко вспомнила, как Полина Шиманская, будучи начинающим журналистом, не могла отличить парламент от правительства, Александр Трофимов рассказал, как сфотографировался с Арнольдом Шварценеггером, Полина Шиманская – как нечаянно на саммите СНГ бежала на перегон и едва не снесла президента.

Казалось, что всем этим байкам не будет конца. И пусть не будет, нам есть о чем поговорить, что соорудить, придумать, как двигаться дальше. Все вместе решили создать на базе Казпресс-клуба «Медиакухню» или, как откорректировал на казахский манер Амиржан Косанов, «МедиакухнЮ». Пришло время собираться и определять статус своей профессии, решать цеховые вопросы, ну и восполнять отсутствующий сегодня институт редакторов-наставников.

P.S. Как же все-таки сложно организовывать, координировать и модерировать встречи коллег. Среди журналистов не бывает ведь индивидуальных ведущих и  диалогов, одни сплошные монологи. Но все равно все друг друга услышали.